Паритош Дас "Бенгальская Сахаджия и традиция Панча Сакхи в Ориссе"

Sahajiya Cult Of Bengal And Panca Sakha Cult Of Orissa

by Sri Paritosh Das, M.A.

Содержание

Сахаджия вайшнавская и буддийская

/перевод - Патрикеев Олег/

Необходимо отметить тот факт, что практическая сторона йоги в вайшнавской сахаджии в сущности тождественна йогической практике, применяемой в буддийской сахаджии. Конечно же, их религиозные воззрения во многом отличаются, но в пику этим различиям во взглядах и подходах к процессу йоги, их идентичность более чем заметна. Главной задачей буддистов-сахаджиев является достижение Махасукхи (высшего блаженства). Практика буддистов-сахаджиев, направленная на обретение Махасукхи, напрямую связана с секретными практиками, выполняемыми в паре с женщиной. Буддисты-сахаджии восхваляют женщину постольку, поскольку считают ее олицетворением Праджны, и как следствие, ее общество является совершенно необходимым условием для обретения духовного совершенства. Конечно, мы не должны забывать о том, что Праджна [в данном контексте - женщина] не есть просто женское тело, как инструмент, она полноправная сахаджа-партнерша.

Сахаджа-вайшнавы аналогичным образом объясняют необходимость общества женщины в своей сахаджа-садхане. Состояние Махасукхи, как идеал сахаджа-буддистов, существенно отличается от главной цели сахаджа-вайшнавов, т.к. последние стремятся к погружению в поток интенсивных эмоций высочайшей любви, которая возникает в результате достижения сахаджием-сиддхом естественного (сахаджа) состояния преданности. Последователи обоих направлений сахаджии утверждают, что ни состояние Махасукхи, ни переживание высочайшей любви не могут быть достигнуты вне общества женщины; ввиду чего буддисты-сахаджии именуют ее олицетворением Праджны, а вайшнава-сахаджии воплощением Махабхавы, или высочайшим любовным чувством, персонифицированным в облике Радхи. Это воззрение сахаджиев-вайшнавов резко контрастирует с представлениями буддиствов-сахаджиев. Одна из этих двух школ использует секретные садханы индивидуального характера, другая же применяет йогические практики иного рода. Согласно вайшнавской сахаджии наивысшей задачей является усиление чувства интенсивной любви и эмоциональной преданности, что совершенно чуждо школе буддийской сахаджии. Несмотря на то, что преданность являлась тем качеством, развитие которого всячески приветствовалось в позднем буддизме Махаяны, учение буддийской сахаджии всегда позиционировало себя как школу с ярко выраженным йогическим подходом к духовной практике.

Давайте проведем небольшое сравнение мировоззрений буддистов-сахаджиев и вайшнавов-сахаджиев. Как мы уже знаем, конечной целью буддистов-сахаджиев является достижение состояния высочайшего блаженства. Но это в корне отличается от высшей цели, которую преследовали ранние буддисты-тантрики, поскольку понимание Нирваны как Махасукхи, придает ей качества чего-то реально существующего, тогда как ранние буддисты были склонны стремиться к состоянию совершенного отрицания [растворения]. Махасукха для буддистов-сахаджиев выступала в роли окончательной стадии прозрения – состояния совершенного просветления. Состояние Махасукхи именовалось буддистами-сахаджиями термином “Сахаджа”, вайшнава-сахаджии также его употребляли в отношении наивысшего состояния просветленного сознания. С той лишь разницей, что вайшнава-сахаджии подразумевали под ним переживание состояния Высочайшей Божественной Любви. Гаудия вайшнавское понимание Кришны с Радхой интерпретировалось сахаджиями-вайшнавами в том же ключе, что и концепция Упаи с Праджной с одной стороны, которая присуща тантрическим буддистам, а с другой стороны, как Шива и Шакти индуистских тантр. В соответствии с пониманием Упаи и Праджны у буддистов-тантриков, или Шивы и Шакти индуистских тантр, обе эти составляющие являются ни чем иным как проявлением Единой Абсолютной Реальности. Гаудия вайшнавы также видят в Радхе и Кришне две составляющие Единой Абсолютной Реальности. Согласно представлениям вайшнава-сахаджиев, “Радха” – есть ни что иное, как наивысшее состояние сознания, состояние Сахаджии, которое проявляется на всех трех уровнях садханы, а именно: “Правартак”, “Садхака” и “Сиддха”. Буддисты-тантрики, равно как и индуисты, считают что садхака, посредством выполнения секретных практик, способен воссоединить Праджну с Упаей, Шиву с Шакти. Таким образом, объединяя два аспекта Единой Абсолютной Реальности, садхака наслаждается высочайшим блаженством (Парамананда), возникающим в результате соединения двух начал. Согласно мировоззрению сахаджа-вайшнавов, практикующий Сахаджию, вслед за достижением состояния Радхи, погружается в блаженство высочайшей любви, проистекающей из нескончаемых любовных игр Кришны, который есть ни кто иной, как сам Господь: “Кришнасту Свавам Бхагаван” (Шримат Бхагават Пурана). Из этого следует, что концепция Радхи и Кришны, присущая Гаудия вайшнавам, совершенно беспрепятственно была ассимилирована сахаджиями. Кроме того, наивысшее состояние сознания, согласно вайшнавам, не является состоянием абсолютного растворения, напротив, это реальное переживание пребывания в непрерывном потоке Божественной Любви. Этот идеал был перенят сахаджиями в несколько измененном варианте, ввиду чего сахаджии выстраивают свои секретные практики на теоретической основе Гаудия вайшнавской теологии. Так как они восприняли учение бенгальских вайшнавов, все их мировоззрение и методология совершенно отличаются от взглядов и методов буддистов-сахаджиев. В итоге, целью всех тантрических практик вайшнава-сахаджиев является: подчинение ума своей воле и направление высвобождающейся таким образом энергии, на взращивание Божественной Любви. Попросту говоря, сахаджии дали новое толкование человеческой любви. Садхака на пути сахаджии выполняет тантрические практики лишь для того, чтобы подготовить свое сознание к погружению в бездонные глубины Божественной Любви и душевных волнений. Весь процесс секретных практик сахаджиев сводится к трансформации банальной человеческой похоти в благое состояние самозабвенной любви к Господу. Таким образом, можно подытожить, что тантрическая практика воспринималась сахаджиями как религиозный процесс обожествления человеческой любви и последовательное раскрытие божественного в самом человеке.

В основе эзотерической садханы вайшнава-сахаджиев лежит идеал вечной любви между Радхой и Кришной, которая проявляется во всей своей полноте на божественной земле Вриндавана - земле вечности. Согласно разработанной Гаудия вайшнавами философии, Радха представляет собой видоизмененную форму бесконечного могущества Божественной Любви, которую, в свою очередь, олицетворяет собой Кришна. А Кришна – это Сам Господь, Высочайшее Бытие, которое можно постичь в трех ипостасях – (1) “Брахман”, (2) “Параматма” и (3) “Бхагаван”. Эти три ипостаси отражают три различных аспекта Единой Абсолютной Реальности. Кришна как Бхагаван, либо как олицетворение Высшей Истины, обладает тремя силами, а именно: “Сварупа Шакти”, т.е. сила, которой Он владеет благодаря Своему превосходству над всем; “Джива Шакти”, она также именуется как “Татастха Шакти” – это сила посредством которой Он породил всех живых существ; и “Майя Шакти” – сила позволяющая осуществить разворачивание [эволюцию] материального мира. Сварупа Шакти Кришны также имеет три свойства, а именно: “Сат” (свойство вечного существования); “Чит” (свойство чистого сознания), “Ананда” (свойство блаженства). Силы этих трех атрибутов Кришны известны под следующими названиями: “Сандхини” – сила существования; “Самвит” – сила сознания; и “Хладини” – сила блаженства, которая по существу и является вечной любовью. Радха является символом “Хладини Шакти” Кришны. Несмотря на то, что Радха и Кришна рассматриваются Гаудия вайшнавами как независимые друг от друга, все равно, в сущности, они являют собой одно и тоже высшее начало. Они не отделены друг от друга. Кажущееся разделение Радхи и Кришны необходимо лишь для осуществления Кришной процесса самопознания. Кришна – это воплощение Высочайшей Любви. Кришна, будучи в одиночестве, впадает в соблазн, вызванный Его же собственным качеством – Анандой или, попросту говоря, любовью. Чувство любви, равно как и любовные отношения, могут возникнуть исключительно в паре. Иными словами, Кришна заключает в себе самом оба составляющих любовного переживания: он одновременно и наслаждается, и дарит наслаждение. Не доставляя наслаждение, Он также не сможет и наслаждаться. Поэтому-то Он и отделен от Своей Хладини Шакти, более известной под именем Радха. И по этой же причине Кришна и Радха взаимосвязаны. Видимое разделение этой неделимой пары имеет место лишь для того, чтобы почувствовать проявляющийся вкус Мадхурьи – вкус извечных любовных утех Радхи и Кришны. Это взаимное переживание нескончаемых любовных развлечений именуется “Лилой”, которая, согласно вайшнава-сахаджиям, разыгрывается на вечной земле Вриндавана.

Кришнадас Кавирадж был первым, кто в своей прославленной книге “Чайтанья Чаритамрита” заявил, что Шри Чайтанья с самого рождения заключал в себе как наслаждающегося, так и того, кто дарит наслаждение вечной любви. Кришнадас Кавирадж заострял внимание на том, что Шри Чайтанья был ни кем иным как Самим Кришной, окруженным ореолом блеска высочайшего чувства Радхи: “Радха бхава дьюти сувалита”. Несмотря на то, что Радха это Хладини Шакти, она запуталась в сетях Кришны, а сам Кришна низошел на землю Вриндавана дабы ощутить то, что чувствует Радха, что дало последней возможность насладиться Его бесконечно сильной любовью и Его блаженством. Дабы насладиться этой всенаполняющей красотой и бескрайней любовью, Он объединил красоту и чувства Радхи с Самим Собой и низошел на землю в облике Чайтаньи Махапрабху. Так утверждают последователи учения Чайтаньядэва. Во второй половине своей жизни, когда он жил в “Нилачале”, его сознание утопало в Радха-бхаве, т.е. было погружено в то переживание любви, которое испытывала Радха по отношению к Кришне. Таким образом, Сам Кришна в обличии Шри Чайтаньи испытывал состояние Радха-бхавы и проповедовал то, как можно ощутить [достичь] Рагатмика Бхакти – чувства преданности к Кришне.

Идеал любви и преданности, который проповедовал Чайтаньядэв, был перенят Гаудия вайшнавами. Но религиозная окраска их понимания учения Шри Чайтаньи не дает им осознать суть его подхода. Гаудия вайшнавы отдают большее предпочтение “Сакхи-бхаве” нежели “Радха-бхаве”. Они ставят себя на место Сакхи – подружек Радхи, которые никогда не вступают с Кришной в длительный и непосредственный союз, Сакхи выступают лишь в роли свидетельниц нескончаемых любовных игр Радхи и Кришны на трансцендентной земле Вриндавана (Апракрита Вриндаван). Они хотят, подобно подружкам (Сакхи) Радхи, лишь взять на себя часть забот по подготовке к очередной любовной забаве между Радхой и Кришной, а в последствии насладиться ей со стороны. Эти игры Радхи и Кришны именуются непрекращающейся “Лилой”, которая вечно происходит на трансцендентной земле Вриндавана. Иными словами, они жаждут подглядывать за Божественной “Лилой”, и это подглядывание, согласно Гаудия вайшнавам, является наивысшей формой духовной заслуги, которую только можно себе вообразить.

Кроме того, согласно представлениям Гаудия вайшнавов, обусловленное существо (Джива) является проявлением Татастха Шакти Кришны, при этом оно никоим образом не сможет возвыситься до уровня Его Сварупа Шакти. В связи с этим, они утверждают, что Джива – это “Чит-кана”, т.е. мельчайшая частица беспредельного и чистого сознания Кришны. Следовательно, Джива никогда не сможет уподобиться Сварупа Шакти. Это постоянное разграничение между Сварупа Шакти и Татастха Шакти, есть разграничение между двумя видами единой Шакти, которая запуталась в сетях верховного бытия Господа Кришны. Установление Гаудия вайшнавами различия между преданным и Богом противоречит принципу “Недуализма”.

Учение вайшнава-сахаджиев всецело строится на принципе “Радха-бхавы”. Они следуют Радха-бхаве Шри Чайтаньи, который сознательно культивировал в себе умонастроение Радхи, испытывающей муки любви по отношению к Кришне. Эта практика именуется Рагатмика-бхакти, и ей он посвятил последние 12-ть лет своего пребывания в Нилачале. Итак, мы увидели, что методы духовной практики Шри Чайтаньи, как их описал Кришнадас Кавирадж в своей работе под названием “Чайтанья Чаритамрита”, во многом отличны от подхода Гаудия вайшнавов. Нет никакого сомнения в том, что вайшнава-сахаджии переняли философию Радха-Кришны из вайшнавизма, а также веру в высочайший идеал любовных отношений Радхи и Кришны на трансцендентной земле Вриндавана. Но, также верно и то, что они несколько изменили их доктрину с целью адаптации ее к своим практикам, в соответствии с целью своего учения. Их же учение гласит, что Абсолютная Реальность, будучи причиной творения, разделила Сама Себя на две части с целью самопознания. Этими двумя частями являются Кришна и Радха, т.е. наслаждающийся и та, которая дарит наслаждение. Они аргументируют свою позицию тем, что сам Шри Чайтанья сочетал в себе как свою божественную самость, так и сущность Радхи, которая, по сути, присутствует в каждом человеке без исключения. Она именуется его свабхавой (высшей божественной природой). Ввиду того, что человек забыл о своей божественной природе, он попал под воздействие “Майи”. Для того чтобы обнаружить в себе первозданную божественность, человек должен следовать тантрической садхане, с последующим погружением в Рага-садхану.

В соответствии с индуистскими тантрами, Парабрахман или Абсолютная Реальность, становится источником творения, будучи разделенной надвое с целью самопознания. Этими двумя составляющими являются Шива и Шакти. Шива и Шакти в сущности не являются отделенными друг от друга, они, как бы, представляют собой два аспекта единой Абсолютной Реальности – Пурушу и Пракрити. В свете этого, Шива и Шакти предстают в качестве непроявленного (трансцендентного) и проявленного (имманентного) начал Высочайшего Абсолютного Единства, которые вносят свой вклад в дело проявления вселенной. С этого-то и начинается поляризация. На одном полюсе находится Единое Высочайшее Бытие, а с другой проявленный мир форм. В мужчине превалирует составляющая Шивы, тогда как сущность Шакти у него слабо проявлена. В женщине, напротив, превалирует сущность Шакти, тогда как составляющая Шивы проявлена слабо. Как следствие, мужчина стремится обладать женщиной, которая, в свою очередь, точно также желает мужчину.

Поэтому-то мы и видим, что мужчины и женщины в этом мире ищут общества друг друга, инстинктивно стремясь к той своей составляющей, которая проявлена слабо в них самих. По этой причине в индуистских тантрах все мужчины и женщины считаются ничем иным, как проявлениями Шивы и Шакти в физической форме; тоже самое и в буддийских тантрах, с той лишь разницей, что в них они соотносятся с воплощениями Упаи и Праджны соответственно. Такое видение тантр, как индуистских, так и буддийских, оказало основополагающее влияние на веру вайшнава-сахаджиев в то, что помощь женщины им будет совершенно необходима в процессе выполняемой ими тантрической садханы. Т.к. без общения с женщиной они не смогут воскресить в себе подлинную женскую природу, запрятанную в них глубоко под мужественностью ложного самоотождествления. Многие тексты вайшнава-сахаджиев по форме изложения очень похожи на ранние Агамы и Нигамы, в которых Шива иногда предстает практикующим Сахаджа-садхану вместе с Шакти (1).

Но сахаджии вовсе не останавливаются на этом, они утверждают, что состояние Дживы, соотносящееся с Татастха Шакти Кришны, тождественно Пракрити, которая разделена с Пурушей (пурушабхимана), ввиду чего, последний не может обрести свое изначальное положение, т.к. не обладает необходимой для этого Сварупа Шакти. Получая доступ к Сварупа Шакти Кришны, сахаджия-садхака автоматически приобретает заслугу и может приступать к практике “Бхакти дхармы”, окрашенной интенсивным эмоциональным переживанием. В последствии, посредством благ, обретенных за время садханы, личность сахаджа-бхакты преобразуется в Хладини Шакти Господа Кришны. Таким образом, сахаджа-сиддхой считается тот, кто достиг высшей степени духовного совершенства, доведя свою Сварупа Пракрити до состояния Сварупа Шакти, и обретя тем самым Хладини Шакти, присущую самому Кришне. Итак, Хладини Шакти – Высочайшая Блаженная Суть Кришны, именуемая “Радхой”, ни что иное, как высочайшая цель, которую Джива способна достичь. Соответствуя состоянию блаженства Кришны, Джива соединяется с Ним в трансцендентном (апракрита) Вриндаване. Согласно учению сахаджиев, умонастроение Радхи, которое есть ни что иное, как состояние блаженства Кришны, не может быть достигнуто ни одним богом, а только лишь человеком. Ввиду чего, поэт Чандидас - прославленный последователь сахаджии, сказал, что человек – высочайшее проявление истины. Нет ничего выше человека:

 

"Шунаха Мануш ваи |

 

Сабар упаре Мануш сатья Тахар упаре наи ||"

 

По мнению вайшнава-сахаджиев, Джива, несмотря на свою принадлежность к Татастха Шакти Кришны, способна влиться в Сварупа Шакти. Такое слияние влечет за собой преобразование Рагануга Бхакти, свойственной Дживе, в Рагатмика Бхакти, которая присуща Радхе. А это еще раз доказывает наличие существенного различия между учением сахаджиев и религией Гаудия вайшнавов.

В связи с этим стоит отметить небольшой поэтический труд под названием “Садхака ранджана” (2). Его автор - Камала Канта, жил в первой половине 19-го века. В этом произведении йогическая Кула Кундалини Шакти выступает в роли Радхи. Подъем Шакти в Сахасрару, где она встречается с Шивой, описывается здесь как интимное свидание Радхи со своим возлюбленным. Это хороший пример тому, как концепции пар Шива-Шакти, Праджна-Упая, Кришна-Радха постепенно смешиваются, что приводит к обобщению их значений. Этот пример служит выразительной иллюстрацией к тому, как сахаджа-вайшнавы объединили, казалось бы, совершенно несопоставимые вещи.

Примечания:

1. См. книгу автора “Caitanyottor Pratham Cariti Sahajiya Punthi”.

2. Опубликована Basanta Ranjan Ray & Atal Bihari Ghosh, Sahitya-Parishad granthavali, №71.